История - Центр медиации Архангельской области

Ассоциация
Медиаторов
Архангельской области
Перейти к контенту

Главное меню:

О нас
История развития института медиации
В определенные исторические эпохи существовали разнообразные формы урегулирования конфликтов, предусматривающие целый комплекс мер и решений, способных временно, либо окончательно погасить конфликт сторон в форме, приемлемой для этого конкретно-исторического общества. Медиация существует так же давно, как существуют конфликты. Для разрешения конфликтов прибегали как к переговорам между конфликтующими сторонами, так и к медиации, которую можно назвать особым видом переговоров с участием нейтрального лица. Нельзя утверждать, что ранее применялась медиация в том виде, в котором она сформировалась и существует на настоящий момент. Можно говорить лишь о применении методов примирения сторон с участием нейтрального посредника.
 
Подобные методы разрешения споров все чаще использовались в тех случаях, когда переговоры заходили в тупик, и для достижения успеха нужно было, чтобы спорящие стороны поняли и приняли точки зрения друг друга.
 
Уже много веков назад люди убедились, что при разрешении серьезных разногласий жизнеспособного и взаимовыгодного решения проще добиться переговорами, нежели используя нормы или иерархический порядок. Известно, что примирительные методы урегулирования споров применялись уже со времен существования первобытного общества. Необходимостью для привлечения третьей нейтральной стороны для разрешения конфликтов являлось, прежде всего, желание выжить (отдельных людей или группы, в частности, первобытных племен). Первыми, кто стал применять данные методы примирения, были жрецы и вожди, которые таким образом останавливали убийства и насилие, угрожающие самому племени.
 
Одно из первых законодательных упоминаний об урегулировании правовых споров с помощью примирения встречается еще в римском праве. Наиболее распространённой процедурой для примирения спорящих сторон являлась мировая сделка. Transactio (мировая сделка) представляла собой соглашение о взаимных уступках, к которому прибегали в случае, когда стороны испытывали трудности в доказывании своих требований. Неопределенность прав грозила затягиванием процесса и потерей дела, тогда как мировая сделка позволяла хотя бы частично удовлетворить ожидания кредитора: aliquodatoaliquoretento (что-то дав, а что-то удержав). Transactio поэтому считалась особым основанием для последующего переноса собственности - causatraditionis (в отличие от pactumdenonpetendo, которое рассматривалось как форма дарения). В конце классической эпохи transactio становится самостоятельным источником обязательства в качестве безымянного контракта - contractusinnominatus - и получает защиту посредством actiopraescriptisverbis. Римское право рассматривало мировую сделку с процессуальной (как способ прекращения спора) и материальной (как нетипичный вид обязательства) позиций.
 
Наибольшее развитие в древнем мире эта процедура получила в регионах с развитой торговлей. Историки находят корни современной медиации у Финикийской цивилизации, основой которой была морская торговля, и в Древнем Вавилоне. Широкое распространение получил институт посредничества в Китае и Японии. В этих странах и сегодня нормы морали ставят примирение сторон посредством диалога намного выше, чем решение проблемы государственным судом.
 
Россия располагает богатым и интересным для современного законодателя опытом примирительного урегулирования, в том числе и внесудебного, имущественных и коммерческих споров.
В древней Руси с помощью посредников предпринимались попытки закончить миром княжеские ссоры, междоусобицы. В этих случаях посредниками часто выступали представители духовенства. Довольно активно медиация применялась при разрешении международных споров. Называлось это по-разному: «посредничество», «ходатайство», «предложение добрых услуг».
 
В начале XIX века в Российской империи была создана и эффективно действовала система коммерческих судов, которые в строгом процессуальном смысле таковыми не являлись. Это связано с тем, что не менее половины судей избирались из представителей купечества (не ниже 1-й или 2-й гильдии). А сам процесс в коммерческом суде проходил в форме примирительного разбирательства и применялись в основном нормы обычного права. В отчетах коммерческих судов Российских империи середины XIX века употреблялся термин «медиатор» и указывалось на полезность разрешения торговых споров с участием медиатора. Из чего можно сделать вывод, что метод, приближенный к методу работы современных медиаторов, существовал и эффективно действовал в указанные времена.
В связи со спецификой развития СССР и принципами идеологии, основанными на том, что в нашей стране нет почвы для конфликтов, технологии посредничества использовались лишь во внешнеэкономической деятельности страны.
Активно процесс интеграции медиации в России начал развиваться с 2004-2005 годов. Перемены, происходившие в российском обществе с начала 1990-х годов, потребовали радикальных изменений и в правовой системе, при этом именно на правовую систему и правовое сознание граждан все еще долгое время оказывали влияние стереотипы, приобретенные в годы советской власти. Одним из таких проявлений было отсутствие правовой грамотности, неумение и нежелание использовать судебную систему как инструмент защиты своих прав. Наряду справовым невежеством большое влияние оказывало и недоверие граждан к государству и его институтам, а также неверие в свои возможности с точки зрения социального влияния укоренившееся в эпоху правления коммунистической партии.
За последние 20 лет Россия совершила прорыв, сформировав правовые институты, отвечающие потребностям и требованиям развивающейся рыночной экономики. Российские граждане, включившись в рыночные отношения, постепенно стали все больше прибегать к судебной защите. Уже к началу 2000-х годов в России проблема перегрузки судебной системы стала вполне реальной. Одним из следствий этого явилась проблема сохранения качества правосудия. Руководство страны одним из приоритетов выбрало формирование основ правового государства и развитие институтов гражданского общества. В рамках мероприятий, направленных на решение этой задачи, и началось постепенное внедрение медиации.
Таким образом, 01.01.2011 года, вступивший в силу 01.01.2011г. Федеральный закон «Об альтернативной процедуре разрешения споров с участием посредника (процедуре медиации)»- это событие знаменующее собой важный этап формирования в нашей стране эффективной системы восстановления нарушенных прав граждан и субъектов предпринимательской деятельности.

Институт медиации в гражданском процессуальном законодательстве
 
Процедуру медиации регулирует Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)". Указанным законом процедура медиации условно делится на внесудебную, досудебную и судебную. Медиация может проводиться:
 
1) во внесудебном порядке - в случае, когда у спорящих сторон возникают затруднения в урегулировании спора, а обращаться в суд у них намерения нет;
 
2) в досудебном порядке - в случаях, предусмотренных законом, или на основании внесенной в договор или в иное юридически обязательное соглашение, заключенное между участниками спора, медиативной оговорки о необходимости урегулирования разногласий путем применения процедуры медиации;
 
3) в рамках судебного процесса - в случае, когда стороны имеют право на любой стадии судебного разбирательства прервать процесс и обратиться к процедуре медиации, а на суд возлагается обязанность предложить сторонам использовать процедуру медиации.
 
Регулирование внесудебной медиации минимально, поскольку последствия обращения сторон к такой процедуре не связаны с принятием или возможностью принятия государственными органами решения по существу спора. Стороны вправе действовать так, как посчитают нужным, соблюдая при этом общепринятые нормы морали и основополагающие принципы медиации.
 
Процедура медиации используется как правило при наличии соглашения о применении процедуры медиации, заключаемого сторонами до возникновения спора или после его возникновения. Соглашение сторон о применении процедуры медиации, заключенное до возникновения спора, называется медиативной оговоркой. Наличие соглашения о применении процедуры медиации, равно как и наличие соглашения о проведении процедуры медиации и связанное с ним непосредственное проведение этой процедуры, не является препятствием для обращения в суд или третейский суд, если иное не предусмотрено федеральными законами.
 
В силу положений ст. 46 Конституции РФ, а также ст.ст. 3, 4 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) граждане и организации вправе обращаться в суд за защитой своих прав, свобод и охраняемых законом интересов. При этом, согласно ч. 2 ст. 45 Конституции РФ каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Исходя из чего следует, что Основной закон допускает использование внесудебных (альтернативных) способов разрешения споров, возникающих между участниками гражданского процесса.
 
Свобода выбора гражданско-правового способа защиты означает, что никто не может быть понужден к выбору того или иного способа защиты. Это в полной мере соответствует правилу, согласно которому гражданское законодательство основывается на необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты; граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе (ст. 1, 9 ГК РФ).В целом, в случае возникновения спора, государство предоставляет сторонам возможность выбора: либо обратиться в суд, либо разрешить спор с помощью альтернативных внесудебных процедур. При этом право выбора способа защиты государство оставляет за самим гражданином. Суд, в свою очередь, должен принимать меры, направленные на достижение примирения и содействовать сторонам в урегулировании спора при наличии соответствующей инициативы. Законом сторонам в споре предоставлено право урегулировать возникший конфликт как до обращения в суд, так и в случае, если дело уже находится в производстве суда.
 
Одна из задач судьи (в том числе третейского) - содействие примирению сторон. Меры, которые принимает судья во исполнение этой задачи, во многом схожи, но не подменяют медиацию (если иное прямо не указано в федеральном законе). При подготовке дела к судебному разбирательству судья обязан разъяснить сторонам, помимо прочего, их право обратиться на любой стадии процесса в целях урегулирования спора за содействием к посреднику, в том числе к медиатору, а также о вытекающих из этого последствиях ( ст. 150 ГПК РФ.
 
Согласно п. 5 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ при подготовке дела к судебному разбирательству судья принимает меры по заключению сторонами мирового соглашения, в том числе по результатам проведения в порядке, установленном федеральным законом, процедуры медиации, к которой стороны вправе обратиться на любой стадии судебного разбирательства.
 
Обобщение показало, что судьями при проведении со сторонами беседы в ходе подготовки дела к судебному разбирательству (п. 5ч. 1 ст. 150 ГПК РФ) либо в подготовительной части судебного заседания (ст. 172 ГПК РФ), как правило, разъясняется их право на урегулирование спора путем медиации, в том числе с последующим заключением мирового соглашения.).
 
Возможность и порядок проведения процедуры медиации разъясняется судами в следующих формах:
 
-посредством наружного размещения соответствующей информации на стендах и сайтах судов и судебных участков мировых судей;
-в определениях о подготовке дела к слушанию, направляемых сторонам;
-в ходе рассмотрения дела.
 
Материалы проведенного обобщения свидетельствуют о том, что стороны редко самостоятельно принимают решение об обращении к процедуре медиации. Как правило, указанные лица заключают соглашение о применении медиации только после разъяснения судьей существа этого института, порядка и условий его проведения, а также преимуществ урегулирования спора с использованием данной примирительной процедуры.
 
Изучение практики также показало, что судьями не разъяснялось право на обращение к посреднику (медиатору) в случае, если споры затрагивали или могли затронуть права и законные интересы третьих лиц, не участвующих в процедуре медиации, или публичные интересы (ч. 5 ст. 1 Закона).
 
Согласно ч. 2 ст. 4 Закона если спор передан на рассмотрение суда или третейского суда, стороны могут применять процедуру медиации в любой момент до принятия решения по спору соответствующим судом или третейским судом. Отложение рассмотрения дела в суде определяется процессуальным законодательством.
 
В силу ч. 1 ст. 169 ГПК РФ и чч. 1 и 2 ст. 13 Закона суд может отложить разбирательство дела на срок, не превышающий 60 дней, по ходатайству обеих сторон в случае принятия ими решения о проведении процедуры медиации. В исключительных случаях в связи со сложностью разрешаемого спора и с согласия медиатора отложение дела судом допускается на срок проведения процедуры медиации до 180 дней. При рассмотрении ходатайства об отложении разбирательства дела судам необходимо выяснять, не является ли такое обращение сторон злоупотреблением ими своими процессуальными правами, имеющим целью затягивание сроков рассмотрения дела в суде.
 
Изучение судебной практики показало, что в большинстве случаев при заявлении сторонами ходатайства об отложении разбирательства дела для проведения процедуры медиации суды удовлетворяли такие ходатайства. Сроки, на которые откладывалось разбирательство, составляли от шести дней до двух месяцев.
 
По смыслу ст. 13 Закона, сроки проведения процедуры медиации определяются сторонами соглашением о проведении процедуры медиации исходя из конкретных обстоятельств возникшего спора. При этом медиатор и стороны должны принимать все возможные меры для того, чтобы указанная процедура была прекращена в срок не более чем 60 дней.
 
Суд не вправе по собственной инициативе устанавливать срок для проведения процедуры медиации, отличный от срока, определенного сторонами в соглашении о проведении такой процедуры. При этом указанный в соглашении срок не может превышать срок, установленный в Законе.
 
Вместе с тем если процедура медиации была проведена сторонами до обращения в суд, но по каким-либо обстоятельствам спор был передан на рассмотрение суда и стороны вновь приняли решение о ее проведении (чч. 3 и 4 ст. 7 Закона), то в этом случае суд может отложить рассмотрение дела не более чем на 60 дней, независимо от продолжительности предыдущей процедуры (ч. 3 ст. 13 Закона).
 
Отложение разбирательства дела в связи с проведением процедуры медиации не может быть расценено как нарушение разумных сроков.
 
Такой же позиции придерживается и Европейский Суд по правам человека, который считает, что основанием для признания несоблюдения требования «разумного срока» могут служить только те отсрочки, которые были допущены по вине государства (постановление Европейского Суда по правам человека от 19 июня 2003 г. по делу «Педерсен и Баадсгаард» против Дании»). Однако такие задержки могут быть оправданы особыми обстоятельствами, например неоднократными ходатайствами заявителя об отложении судебного разбирательства (постановление Европейского Суда по правам человека от 27 мая 2004 г. по делу «Лиадис против Греции»).
 
Если стороны приходят к общему знаменателю, процедура медиации заканчивается подписанием медиативного соглашения. При согласии обеих сторон документ можно заверить нотариально.
 
В зависимости от порядка принятия соглашения есть существенные различия в дальнейшем правовом режиме. Если медиативное соглашение достигнуто сторонами уже после передачи спора на рассмотрение суда, оно может быть утверждено судом как мировое соглашение в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом, Арбитражным процессуальным кодексом, законодательством о третейских судах, законодательством о международном коммерческом арбитраже. Соответственно на него распространяют действие нормы, применяемые к мировым соглашениям. Такой документ приобретает силу исполнительного листа.
 
Если медиативное соглашение по возникшему из гражданских правоотношений спору достигнуто сторонами без передачи спора на рассмотрение суда (в том числе третейского), то к соглашению применяются нормы Гражданского кодекса. В этом случае медиативное соглашение приравнивается к гражданско-правовой сделке (договору), направленной на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей сторон. При отказе исполнить или ненадлежащем исполнении одной из сторон условий медиативного соглашения другая сторона вправе защищать свои нарушенные права способами, которые ей предоставляет Гражданский кодекс (ст. 12).
 
В силу ч. 3 ст. 12 Закона медиативное соглашение, достигнутое сторонами в результате процедуры медиации, проведенной после передачи спора на рассмотрение суда или третейского суда, может быть утверждено судом в качестве мирового соглашения в соответствии с процессуальным законодательством.
 
Мировое соглашение может быть заключено только пожеланию сторон, следовательно, вопрос о заключении мирового соглашения по результатам проведения процедуры медиации может быть инициирован сторонами по делу.
 
Обобщение практики показало, что по результатам проведенной процедуры медиации стороны чаще всего заключали медиативное соглашение, которое впоследствии утверждалось судом в качестве мирового соглашения.
 
Например, опекун Г., действуя в интересах своей подопечной П., обратился в Октябрьский районный суд г. Екатеринбурга с иском о разделе наследственного имущества к несовершеннолетней сестре З. В обоснование требований Г. указал, что после смерти отца спорящих сторон открылось наследство, в состав которого включены квартира в г. Екатеринбурге и автомобиль. В отношении квартиры опекуну истца выдано свидетельство о праве на наследство по закону на 1/2 доли в праве собственности. На машину свидетельство не выдавалось. Опекун Г. просил передать автомобиль наследнику - ответчику 3. и взыскать в пользу истца компенсацию в размере 55 тыс. рублей (1/2 стоимости автотранспортного средства).
 
По делу было проведено предварительное судебное заседание, в котором судьей сторонам разъяснено право на урегулирование спора путем проведения процедуры медиации. После судебного заседания обе стороны обратились к суду с заявлениями о предоставлении им возможности провести процедуру медиации. По ходатайству сторон суд отложил судебное заседание на 13 сентября 2011 г. В указанный день суду представлено соглашение о проведении примирительной процедуры с назначением даты проведения процедуры медиации на 21 сентября 2011 г. Суд отложил разбирательство дела на 14 ноября 2011 г. Однако уже 14 октября 2011 г. стороны заключили медиативное соглашение.
 
Принятие Закона о медиации затронуло различные законы, в том числе и Гражданский кодекс. Дополнена статья 202, которая устанавливает основания, по которым течение срока исковой давности подлежит приостановлению. Общий срок исковой давности составляет три года (ст. 196 ГК РФ). Иногда указанный срок приостанавливается (например, в случае чрезвычайных ситуаций, военного положения, приостановки действия закона). С 1 января 2011 года заключение сторонами письменного соглашения о проведении медиации тоже приостанавливает течение срока исковой давности. Тем самым стороны делают попытку урегулировать спор, но не факт, что медиация приведет к исходу, который устроит обе стороны.
 
Один из основных принципов медиации - конфедециальность, нашел свое отражение в гражданском процессуальном законодательстве и теперь помимо адвокатской, аудиторской, коммерческой тайны и т.п., отныне можно вести речь и о медиативной тайне. При рассмотрении спора в арбитражном суде или суде общей юрисдикции медиатор, который содействовал сторонам в урегулировании спора, не может быть допрошен в качестве свидетеля (п. 1 части 3 ст. 69 ГПК РФ и часть 5.1 ст. 56 АПК РФ). Поэтому ему можно доверить самые конфиденциальные сведения о финансово-хозяйственной деятельности, если они могут помочь разрешить конфликт. Это прямо закреплено в статье 5 Федерального Закона №193-ФЗ. Однако при наличии согласия обеих сторон медиатор вправе нарушить свою профессиональную тайну. Закон также запрещает истребовать от медиатора и от организации, обеспечивающей проведение медиации, информацию, которой они располагают в связи с проведенными процедурами. Исключения из этого правила могут быть предусмотрены только федеральными законами или договоренностью между сторонами.
 
Соблюдать режим конфиденциальности информации, связанной с медиацией, обязан не только сам посредник, но и стороны. Так, стороны и иные присутствовавшие при процедуре медиации не вправе в любом судебном разбирательстве ссылаться
 
а) на предложения одной из сторон применить медиацию и готовность стороны к участию в ней;
 
б) на мнения или предложения, высказанные одной из сторон по поводу возможности урегулировать спор;
 
в) на признания, сделанные одной из сторон;
 
г) на готовность одной из сторон принять предложение об урегулировании спора.
 
Вышеперечисленные сведения не будут иметь для суда юридической силы, и решение по спору должно быть вынесено без их учета. Но в Законе о медиации есть оговорка: если нет договоренности сторон об обратном. В этом случае суд прислушается к ссылкам на медиацию.
 
В соответствии со ст.1 Закона о медиации процедура медиации может применяться к спорам, возникающим из гражданских правоотношений, в том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, а также спорам, возникающим из трудовых и семейных правоотношений. В случае если споры возникли из иных отношений, урегулирование таких споров путем применения процедуры медиации возможно только в случаях, предусмотренных федеральными законами.
 
Несмотря на то что именно в трудовом праве примирительные процедуры получили наиболее детальную законодательную регламентацию по сравнению с вопросами примирения в других отраслях права, в Трудовом кодексе Российской Федерации возможность применения процедуры медиации к решению трудовых споров не предусмотрена. Между тем отдельные статьи ТК РФ посвящены иным примирительным процедурам, в частности рассмотрению трудового спора примирительной комиссией с участием посредника в трудовом арбитраже (ст. ст. 401 - 408 ТК РФ).
 
Отсутствие в ТК РФ нормы, посвященной медиации, не означает, что использовать ее невозможно. Разрешение конфликта с помощью комиссии по трудовым спорам похоже на медиацию тем, что и медиатор, и комиссия по трудовым спорам привлекаются в качестве независимых арбитров по инициативе работников или работодателя для решения индивидуальных трудовых споров. Различия заключаются в том, что, во-первых, комиссия по трудовым спорам образуется из представителей работников и работодателя (ст. 384 ТК РФ), т.е. является внутренним органом, который так или иначе зависим от работодателя, тогда как медиатор является независимым физическим лицом (ст. 2 Закона о медиации), которое совершенно беспристрастно, и оно может не находиться в трудовых отношениях с работодателем, хотя прямого запрета на это нет. Во-вторых, решение комиссии по трудовым спорам может быть приведено в исполнение в принудительном порядке судебным приставом (ст. 389 ТК РФ), а медиативное соглашение, т.е. соглашение, достигнутое сторонами в результате применения процедуры медиации, не может быть принудительно исполнено и подлежит исполнению на основе принципов добровольности и добросовестности сторон.
 
Таким образом, процедуры медиации и разрешения спора с помощью комиссии по трудовым спорам похожи по своим задачам и сфере применения, однако различны по своей сути и могут дополнять друг друга. При этом полагаем, что медиация является более мягкой процедурой как для работника, так и для работодателя и может быть проведена до привлечения КТС. В случае если обе стороны намерены продолжать трудовые отношения и стремятся к разрешению противоречий, имеет смысл прибегнуть к помощи медиатора, так как это позволит прийти к взаимовыгодному результату, сохранить конфиденциальность в рамках рабочего коллектива и не создать прецедента независимо от итогового решения сторон, что полностью отвечает интересам работодателя, работника и бизнеса в целом.
 
Семейное законодательство также содержит возможности по использованию примирительных процедур для разрешения конфликтов между супругами. Так, адвокаты могут использовать медиацию для мирного разрешения споров о разделе общего имущества супругов (ст. 38 Семейного кодекса РФ), споров о детях (ст. 20, 24 СК РФ). При этом следует отметить, что в качестве медиатора (посредника) не может выступать адвокат - представитель одного из супругов. Как уже ранее указывалось, адвокат может быть посредником только в том случае, если ранее он не оказывал кому-либо из супругов юридическую помощь и супруги обратились к адвокату именно за тем, чтобы разрешить спор с помощью медиации. Результатом примирительных процедур могут стать соглашения о разделе общего имущества супругов и о том, с кем из супругов будут проживать несовершеннолетние дети. Указанное соглашение имеет существенное значение для рассмотрения вопросов, разрешаемых судом при вынесении решения о расторжении брака (ст. 24 СК РФ). Рекомендуется, чтобы перед подписанием соглашения супруги дополнительно проконсультировались со своими представителями во избежание дальнейших конфликтов. Не секрет, что конфликты, вытекающие из семейных правоотношений, нередко носят очень острый характер, сопровождаются подчас не совсем приятными высказываниями супругов друг о друге. Высказывания эти нередко граничат с оскорблением, а иногда налицо и оскорбление как таковое. Безусловно, это унижает честь и достоинство конфликтующих сторон. При этом процедура медиации, которая проводится в конфиденциальном порядке, во многом способна сгладить тот ущерб, который наносится указанным нематериальным благам в ходе такого рода конфликтов.
 
Нормальное взаимодействие между медиацией и гражданским процессом может осуществляться в определенном ряде случаев, например:
 
-когда стороны намереваются использовать медиацию сразу после возникновения тяжбы, как альтернативу гражданскому иску; если стороны прибегаю к использованию медиации, но не приходят к соглашению, гражданский иск предъявляется по окончании процедуры медиации;
 
-когда соглашение благодаря медиации достигнуто, одна из сторон может не соблюдать его, гражданский иск в этой ситуации может быть предъявлен во всяком случае;
 
-когда стороны инициировали гражданский процесс сразу после возникновения спора, не намереваясь еще использовать медиацию.
 
Заключение
 
Государство возлагает большие надежды на новую примирительную процедуру. В распоряжении Правительства РФ от 29 декабря 2008 г. № 2043-р «Об утверждении Стратегии развития финансового рынка Российской Федерации на период до 2020 года» сказано, что необходимо оказать поддержку внесудебным формам разрешения конфликтов. К преимуществам медиации следует отнести конфиденциальность, оперативность рассмотрения спора и невысокие затраты, а также отсутствие необходимости принудительного исполнения решения, так как в ходе примирительных процедур стороны сами вырабатывают удовлетворяющее их решение и поэтому заинтересованы в его исполнении.
 
Федеральный закон № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)», вступивший в законную силу с 01 января 2011 года закрепил право сторон урегулировать возникший спор с помощью процедуры медиации. Отметим, что в России закон закрепляет лишь право сторон воспользоваться данной процедурой, то есть медиация на современном этапе становления не является обязательной процедурой урегулирования спора. При этом осуществление примирительных процедур возможно как вне суда, так и с участием или при содействии суда. Но инициаторами проведения медиации могут быть только стороны (участники конфликта), но не суд. Иначе говоря, суд не навязывает сторонам медиацию, а может лишь предложить воспользоваться данным способом урегулирования конфликта.
 
Однако в настоящее время проблеме внедрения института медиации в российское судопроизводство уделяется особое внимание. В связи с тем, что лишь некоторые положения нового российского законодательства регулируют порядок взаимодействия суда и медиатора и только в случаях уже начавшегося судебного процесса, вопрос о возможности более интенсивного взаимодействия между судами и институтом медиации сегодня остается по-прежнему открытым. Законодателей интересует вопрос, насколько применимой окажется процедура медиации в судах общей юрисдикции, ведь внедрение этого еще нового института очень сложный процесс. И в этом процессе очень важен именно настрой судей и их открытость к введению новой процедуры.
 
Попытки внедрения процедуры медиации в судопроизводство России уже предпринимаются сейчас. Так, идея внедрения процедуры медиации нашла свое закрепление в Федеральной целевой программе развития судебной системы на 2007-2012 годы.
 
В связи с этим можно говорить о наличии в настоящее время правовой основы для внедрения медиации в практику судебной системы. В то же время уже сейчас возникает множество проблем, связанных с ее будущей практической реализацией. В мировой практике сложились несколько вариантов ее реализации в суде:
 
- привлечение для проведения медиации специализированных организации или частнопрактикующих медиаторов («частная медиация в рамках судебного процесса» США, Голландия, Великобритания, Канада (Лабрадор, Ньюфаундленд);
 
- проведение медиации в суде сотрудниками суда, в том числе судьями, не рассматривающими дело (условно такой вид посредничества можно назвать медиацией, инкорпорированной в судебный процесс - Канада (Квебек), Белоруссия, Китай, Сингапур);
 
- использование судьей, непосредственно рассматривающим дело,
 
медиативных технологий (интеграция медиативной технологии в судебный процесс).
 
В России в настоящее время отсутствует четкая, законодательно регламентированная модель судебной медиации и среди ученых-процессуалистов, судей, практикующих юристов ведется дискуссия относительно ее выбора.
 
Проанализировав подходы к реализации судебной медиации в зарубежных странах, учитывая цели внедрения примирительных процедур в российское судопроизводство, я полагаю возможным и целесообразным одновременное развитие в России как концепции «частной медиации в рамках судебного процесса», так и идеи судебного посредничества, основанной на более глубоком интегрировании медиации в судебный процесс, которая нашла свое отражение в проекте Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием примирительных процедур», подготовленном Высшим Арбитражным Судом РФ .
 
В настоящее время, учитывая загруженность судов, внедрение процедуры медиации в российское судопроизводство крайне необходимый процесс. Применение в судах процедуры медиации позволит уменьшить количество рассматриваемых дел и нагрузку на судей, урегулировать спор на более ранних стадиях процесса, снизить количество исков на небольшие суммы, минимизировать издержки и расходы участников процессов и судов, снизить количество выносимых судами решений, подлежащих принудительному исполнению, сократить сроки рассмотрения дела, повысит исполнимость судебных актов. Ведь качество правосудия напрямую связано с нагрузкой на судей, возможностью тщательно готовиться к рассмотрению каждого дела, изучать законодательство, проводить судебный процесс в спокойной деловой обстановке, вдумчиво, грамотно изготавливать судебные решения. Кроме того, необходимо принятие ряда нормативных актов, детально регламентирующих организацию и проведение медиативных процедур в рамках судебного процесса.
 
Внедряя институт медиации в российское судопроизводство и, дорабатывая законодательство в сфере применения медиации в судах, население необходимо убедить, в том, что итоги судебно-правовой реформы могут быть успешными. При этом необходимо урегулировать взаимодействие судов и института медиации в лице организаций, целью которых является распространение информации о медиации, расширение практики ее применения, а также разработка стандартов и правил, гарантирующих качественное оказание услуг по проведению данного вида примирительной процедуры, т.е. структуры, фактически выполняющей функции медиаторов. Помимо этого судьям необходимо пройти специальный курс обучения медиации, для того, чтобы аргументировано и убедительно предложить сторонам данную процедуру для разрешения спора.
(8182) 47-44-00
+7 902 700-20-53

mediator29@bk.ru

163051
г.Архангельск
ул.Тимме д.26, офис 310
Назад к содержимому | Назад к главному меню